Лютик



Лютик

   Вы все привыкли воображать себе монстров жуткими, так? А черта с два. В моей деревне, вернее, поселке городского типа, застройка кирпичными домами, когда я был ребенком, еще только начиналась. По окраинам города стояли дома деревянные, люди жили в них по-деревенски, вели свое хозяйство. Разводили скотину. У них были куры, коровы и прочее, огород и свои деревенские сумасшедшие.

    Такой нам всем казалась и бабка Клава. Она считала манную крупу связующим звеном между миром живых, и миром мертвых, и обсыпала ей свое жилище по периметру, сколько её помнили, а лет ей было не мало. Иногда её заставали сидящей на скамейке возле дома, она раскачивалась и бормотала 'она приходила, она приходила...'. Всё бы ничего, но заметили, что, как правило, после этого в деревне кто-то умирал. По разным причинам, кто от старости, кто тонул по пьяни в ближайшем пруду... Мужики как-то собрались и сходили допросить бабку, не ведьма ли она, но ничего, кроме истерики, не добились. Бабке никто ничего не сделал, решили, что она вообще ни причем, всё это - пустые слухи, и так дальше и жили.

    Однажды так умер мой друг Алешка. В тот вечер я поздно возвращался в свой дом от 'деревенских', а домик бабы Клавы был как раз по дороге, стоял он почти на границе между деревенскими домами и началом застройки. Я жил тогда в одной из кирпичных трех-этажек, на втором этаже, с родителями. Мне было что-то около двенадцати лет, Лехе десять. Представьте себе мой ужас, время - за полночь, я иду неосвещенными тропинками, а на лавке сидит бабка Клава с банкой крупы в обнимку и заладила своё... я не сразу понял, что это за шепот вообще, и не сразу разглядел её, и, как говорится, наделал кирпичей. Разобравшись, в чем дело, я плюнул, смачно выругался и прибавил шаг.

    На следующий день, по рассказам пацанов, они ходили в лес за грибами (был август), и, когда возвращались, Лёха стремительно побежал через поляну за какой-то маленькой девочкой с лютиками, вернее как, он сказал, что видит в траве девочку с лютиками, и зачем-то в эту сторону ломанулся, (лютики там, что интересно, отродясь не росли), и не вернулся. Пацаны испугались, позвали на помощь. На следующий день оказалось, что Леху задрал медведь где-то недалеко от противоположного края поляны, где они, как раз, собирали грибы. На медведя устроили облаву, и за грибами больше никто никого в том году не отпускал без сопровождения взрослых.

    Позже я рассказал родителям, что видел бабку накануне, они ничего лучше не придумали, чем посоветовать мне не смотреть ужастики на ночь и не ходить больше той дорогой.

    Первый раз я увидел Лютика днем, после обеда, около дома бабки. Я шел в магазин, улица словно вымерла, не было никого и стояла мертвая тишина. Я не придал этому значения, у нас в поселке часто безлюдно. Маленькая девочка с желтыми цветами в волосах наклонялась и как будто что-то поднимала возле бабкиного дома, снова и снова, с одного и того же места. Я, конечно, не герой, но общественный долг почувствовал, подошел и спросил у неё, кто она такая, и где её родители. Ох, лучше бы я этого не делал. Она испуганно посмотрела на меня своими темными глубокими глазами, да еще и взглядом, совершенно не подходящим к ее лицу и детскому возрасту, так, что я невольно вздрогнул, и скрылась за угол дома. И пропала. Я потом долго думал, куда она успела убежать. Когда я завернул обратно за угол, улица как будто ожила. Начали ездить редкие машины, раздаваться какие-то шумы. Я тогда не придал этому значения, было тихо, стало шумно, так бывает. И тут что-то меня дернуло зайти в дом бабки Клавы. Было не заперто. Она лежала на полу рядом с рассыпанной банкой манной крупы, мертвая.

    После я понял, что она не успела очертить свое жилище по периметру. А еще позже, подумав, я догадался, что это была за 'девочка'. Она была как-то связана с убийством Лехи.



Потом я стал всё время слышать, что в моем дворе по ночам раскачиваются качели. Да, мы жили с отцом, матерью и сестрой Полинкой, восьми лет. Сначала качели слышала только Полинка, они слегка скрипели, и если ты уже уснул к тому времени, этого слышно не было. Как-то раз я долго не мог заснуть и услышал этот звук, но, подойдя к окну, обнаруживал, что на качелях никого нет и они стоят на месте без движения, словно пару секунд назад и вовсе не раскачивались. Я списал это всё уже не помню на что, и практически забыл, пока не пришлось возвращаться поздно от тех же 'деревенских' приятелей снова. Проходя мимо заколоченного дома бабки, я, как будто, на секунду услышал шепот: 'не ходи'. Я испугался и пошел быстрее. И увидел во дворе на качелях ту самую девочку. И тут страх сменился яростью. Я пошел прямо к качелям и громко заявил ей:

- Ты убила Лёху!

- Я не убивала! - закричала она в ответ, не переставая раскачиваться. - Его медведь задрал!

- Он пошел туда за тобой!

- Нет! Он там кепочку забыл...

- Андрей, с кем ты там разговариваешь? - Это был голос матери с балкона. Я рявкнул 'да ни с кем!', обернулся, и увидел пустые качели. Стоящие на месте, словно никто на них секунду назад и не раскачивался. Я пулей влетел домой, перепуганный, на расспросы родителей толком не мог ничего ответить. Знамо дело, я не смог заснуть. Весь следующий день я анализировал это происшествие. Если это галлюцинация, то массовая? Или только моя? Что тогда видел Леха? И я решил проверить. Собрался с пацанами, и поднял эту неприятную для них тему. Их поразило, что меня интересовало, в кепке Лёха был или нет, однако малой, Мишка 9 лет, вспомнил, что туда он шел в своей любимой кепке, а обратно возвращался без...

    Это всё меня ошарашило. Лучше бы это были глюки. Я решил пытаться жить дальше, но всё время слышал во дворе качели и часто не мог уснуть. Полинка тоже слышала. Но я-то не просто слышал это, я, мать вашу, ЗНАЛ, кто на них раскачивается. Однажды, по наитию, я оставил около качелей завернутую в целлофан булочку. И ночью было тихо. А наутро булки не было. Так я поступал каждый раз, стараясь, чтобы никто не увидел. Но вот однажды приехал дядя Толя, он как раз выгружал свои вещи перед подъездом, заметил меня, и мне пришлось угостить этой булочкой Полинку. На следующей неделе дядя Толя и его семья планировали поехать на отдых в лесу у озера, и взять с собой Полинку.

    Этой ночью качели раскачивались и скрипели, как сумасшедшие. Мы с Полинкой еле заснули, родители, как обычно, ничего не слышали. И я понял, что она обиделась на меня. На следующую ночь я принес ей две булочки, но пропала только одна. Вторую днем утащил наш дворовый пес. А вечером... Полинка загулялась часов до девяти, я видел её с кем-то, копошащейся около песочницы. А когда подошел поближе и увидел, с кем - то похолодел.

- Это Маша, моя новая подружка. Мы играем... - я пристально смотрел на Лютика, которая делала под деревом что-то вроде могильного холмика. - Отойди! - резко и зло сказала она мне.

    Я устроил Полинке выговор, со стороны совершенно несправедливый и жестокий, и выкопал из-под земли, к своему ужасу, тряпичную куклу, чем-то напоминающую Полинку, насквозь промокшую. Хотел сжечь, но Полинка подняла такой вой, что вмешались взрослые, и мне пришлось закопать это всё обратно.

    Решил, что сожгу всё завтра и буду пристально наблюдать за сестрой, но мне приснился очень однозначный сон. 'Не трожь. А то умрёт!' - зло отрезала Лютик и исчезла в полной темноте. Я проснулся в холодном поту от ощущения, что в эту самую полную темноту провалился. Отдышавшись, я решил, что лучше оставить куклу в покое и даже прикопал её поглубже. Булку, само собой, не оставил. И тщательно следил за сестрой. Мне очень не хотелось отпускать её одну в поездку. Дядя Толя был в веселом настроении, родители тоже не переживали, меня никто не понимал а я, толком, и объяснить-то ничего не мог. Места для меня в машине не осталось. Весь день я провел, как в воду опущенный. Пошел к друзьям, как планировал, но только портил им своим видом настроение. Я вернулся домой пораньше, и плюхнулся на диван перед телевизором. А вечером нам позвонили, и позвали маму на опознание тел. Я, естественно, был в ужасе, мне хотелось орать, ругаться, биться головой от отчаяния, раздолбать проклятые качели... но вскоре я узнал, что погибли только дядя Толя и все, кто сидел в машине, кроме Полинки. Машина провалилась в реку, её каким-то чудом с низкой скоростью занесло на повороте... Полинка чудом выжила. Её целиком выбросило через непонятно как открывшуюся дверь, так что она даже не намокла и отделалась парой не очень тяжелых переломов.

    На следующий вечер я оставил самую вкусную булку... Но наутро обнаружил эту булку на месте нетронутой. А вечером (перед дождем) прочитал на песке короткое 'Я здесь больше не нужна'.

Истории тварь, чудовища >>>





Фразы

Врачи сказали пациенту, что после ампутации возможны фантомные боли. Но никто не предупредил о том, как холодные пальцы ампутированной руки будут чесать другую.