Заброшенная квартира



Заброшенная квартира

   Здравствуй, дорогой читатель. Я хотел бы рассказать тебе историю… историю из моего прошлого. Я не назову тебе своего имени, ибо это неважно, скажу лишь, что произошла она ещё в те времена, когда я был полон энтузиазма и решимости и искал приключений на свою пятую точку, а они искали меня. Было мне тогда 20 лет, и учился я на 3-м курсе медицинского института, а точнее, его заканчивал. Без проблем сдав экзамены, я собирался осуществить свой давний замысел: попутешествовать в одиночестве по городам и весям нашей страны.

    Выехав на электричке (о да, не поезде или самолёте, которые могли доставить тебя на довольно дальнее расстояние за сравнительно короткий срок с максимальным комфортом, а именно на электричке, дабы прочувствовать, как вы сейчас выражаетесь, «весь хардкор») с одного из московских вокзалов, я отправился куда глаза глядят, путь мой лежал на восток до славного города со схожим корнем — Владивосток.

    Проехав около половины пути, а может, меньше… кто его сейчас разберёт… я остановился где-то близ Уральских гор, в неприметном городке, название которого невозможно вспомнить. Денег у меня было только на дорогу да на еду, а следовательно, жить приходилось где придётся — в общем, я бомжевал.

    В тот день, несмотря на то, что было лето, погода ближе к вечеру выдалась ужасной, и ночлег мне пришлось искать в ускоренном темпе, дабы вконец не околеть под беспощадным ливнем. Выбор мой пал на старую «хрущёвку» где-то на отшибе города, выглядевшую довольно прилично и не выказывающую никаких признаков заброшенности, кроме круглосуточного отсутствия в ней света. Хотя нет, признаки заброшенности были, и довольно ощутимые — к примеру, отсутствие дверей в некоторых квартирах, полный разгром практически во всех комнатах этой девятиэтажки, ну и, конечно же, валяющиеся на каждом шагу шприцы (угадайте какие).

    Я планировал переночевать в одной из квартир и на следующий день отправиться дальше в путь, а потому выбрал один из последних этажей, дабы не искушать судьбу (мародёры здесь уже поработали, а наркоманы, как правило, выбирают самый верхний этаж), плюс на ней был какой-никакой, но замок, который спокойно можно было открыть изнутри рукой, а снаружи требовался ключ. Как же я об этом пожалел… но обо всём по порядку.

    Выбрав себе место для ночлега, я расстелил свою скромную постель и лёг спать в полной уверенности, что меня никто не потревожит. Однако это было ошибкой. Среди ночи в разгромленной и опустошённой и заброшенной квартире раздался… звук открываемой двери. Открываемой КЛЮЧОМ двери! Благо, тут мне сыграла на руку моя паранойя, и я лёг спать в дальней комнате, в углу, закрытый старым пианино, а потому спокойно мог из-за него выглядывать, однако меня в темноте никто видеть не мог.

    Я наблюдал, как в коридор ввалились две фигуры ростом около двух метров, широкие, похожие на две пирамиды с закруглёнными вершинами. По мере продвижения их по коридору были слышны их тяжёлые шаги, хриплое дыхание и что-то шуршащее, похожее на ползущее по бетону нечто. Они двигались по направлению к моей комнате. С замиранием сердца я смотрел, как они вошли и стояли в двух шагах от меня, отделяемые от меня каким-то метром дерева, составляющем пианино. То, что шуршало… о ужас! Это было тело! Тело молодой девушки (блики молний делали своё дело). Оно безвольно тащилось по полу за одной из фигур — той, что была больше и хрипела громче другой.

    Я попытался рассмотреть хозяев жилища: такого я не видел ни в одном учебнике по анатомии или даже патологии… Толстые, короткие, похожие на два фонарных столба ноги (такие бывают у слонов) переходили в тело, закрытое тёмными плащами из мешковины, наверху заканчивающееся широким горбом, а сантиметров на тридцать ниже горба имелись уродливые физиономии, закрытые капюшонами. Единственное, что мне удалось разглядеть, это приплюснутый нос, клыки во всю широкую пасть, занимавшую большую половины лица, и глаза навыкате. Также я отметил, что у этих уродцев была зелёная кожа и толстенные руки, не уступавшие ногам, но намного длиннее и гибче. Смрад от них стоял невообразимый — не знаю, как мне удалось сдержать рвотные позывы… что-то среднее между запахом болота и гнилого мяса, однако к этому букету примешивался также запах лошадиного пота и чего-то ещё… странного и заставляющего вспомнить времена Средневековья, когда на улицах городов отсутствовали пути утилизации отходов человеческой жизнедеятельности.



Я смотрел на это зрелище, не смея вдохнуть, а меж тем фигуры втащили бездыханное тело в комнату и начали разрывать его на куски. Вот где я не смог сдержаться: меня вывернуло наизнанку, и слава богу, что эти звуки заглушал шум грома, рвущегося мяса и ломающихся костей.

    Расчленив тело голыми «руками», они начали поглощать добычу, заполнив комнату чавкающими звуками и нечленораздельными клокочущими фразами наподобие «ммм… пальцы-ы-ы», «череп твёрдый…», «мозги лучше жуй».

    Да, я был медиком, но подобного моя психика выдержать не могла, и если раньше я думал, как бы отсюда побыстрее убежать, теперь я просто молился… я был атеистом, но тогда я читал молитву. Я не помнил всех слов, но из меня рвалось необъяснимое желание защититься хоть как-то от этой бесовщины. Я плакал, хлюпал носом и читал молитву. Увидеть человека в таком состоянии можно только в двух случаях — в состоянии крайнего религиозного экстаза или в состоянии дичайшего ужаса, когда не остаётся ничего другого, кроме как молиться. Я пребывал во втором…

    Не знаю, сколько всё это продолжалось, ибо я потерял счёт времени, но последнее, что я помню — как открыл глаза, в них бил из окон солнечный свет. Я полулежал, привалившись к стене за всё тем же пианино. В комнате никого не было. Единственное, что напоминало о событиях прошедшей ночи — это обглоданная груда человеческих костей… и не одна — когда я «заселялся» в квартиру, не заметил в темноте, что угол комнаты завален скелетами.

    Меня не интересовало, кто или что это было — я просто бросился прочь из этой треклятой квартиры подальше, сел на электричку и поехал домой.

    Пять лет уже прошло. На память об этом у меня остались ночные кошмары и прядь седых волос на виске. К психологу я не обращался — не хочу лишний раз переживать всё это… да и кто поверит в подобный рассказ? Ещё упекут в психушку.

    Я борюсь, пью успокоительные, но одно не даёт покоя: вдруг я снова встречу их… вдруг как-то ночью откроется дверь и войдут они… и тогда уже я стану их жертвой.

Заброшеные здания >>>





Фразы

Они отмечали первую удачную криогенную заморозку. Но у пациента не было никакой возможности показать им, что он все еще в сознании.