Билет



Билет

   В юности многие из нас отличаются беспечностью и легкомыслием. Вот и я в годы обучения в университете этим грешила. Накопив долгов по контрольным и курсовым, я оккупировала библиотеку перед сессией и, ругая свою безалаберность, могла просидеть весь день, пока не сделаю все, что надо. Понятно, что возвращаться из родного ВУЗа приходилось порой поздно вечером, но ощущение выполненного долга того стоило. Так было, пока со мной не произошёл весьма необычный случай. Однажды, как всегда перед сессией, я задержалась в библиотеке, было уже достаточно поздно, но меня, признаюсь, это не особо пугало: мысли были заняты другим. Ехать мне, конечно, нужно было через весь город, и с транспортом тогда было неважно, до нужной остановки напрямую ходил лишь один маршрут автобуса и то крайне редко.

    А куда деваться? Посмотрев на часы, я с грустью поняла, что, скорей всего, добираться придется уже с пересадками, а одета я была не по погоде, легко. Но, подойдя к остановке, я, к моей радости, увидела нужный автобус, в который заскочила уже практически на ходу. Пассажиров в автобусе было немного. Проделав все манипуляции с покупкой билета (в то время билеты покупали в кассах самообслуживания, кондукторов в автобусах не было), я машинально положила билет в карман плаща. Устроившись на подогреваемое сиденье, я, вполне довольная жизнью, уже было приготовилась расслабиться и немного подремать, но не тут-то было! На следующей остановке водитель объявил, что автобус дальше не пойдет и всех пассажиров просит на выход. Народу в автобусе было немного, все они очень быстро выскочили, едва автобус остановился. А я немного замешкалась, и когда подошла к ближайшей ко мне последней двери, то она, к моему крайнему неудовольствию, захлопнулась перед моим носом.

    Раздумывать и возмущаться было некогда, и я побежала дальше, к средней двери автобуса, затем — к первой, но они также захлопнулись передо мной. Подумав, что водитель просто не заметил меня (хотя вряд ли это было вероятно), я рассерженной фурией подскочила к его кабине и постучала (место водителя было изолировано). Но водитель вёл себя так, как будто был один и внимательно смотрел на дорогу. От нечего делать я разглядела его поближе. Ничего особенного в нем не было: молодой (около тридцати), худощавый. Мало успокаивало обручальное кольцо на его правой руке. Тут в голову мне, как назло, полезли всякие случаи о пропадавших в наших краях девушках. А за окном тем временем было темно, а когда автобус подпрыгнул на какой-то кочке, я поняла, что мы уже где-то за городом, и, наверное, на кладбище, так как промелькнувшая тень уж очень похожа на крест. Сказать, что я испугалась — ничего не сказать, да я в жизни никогда не испытывала такого липкого тошнотворного страха!!!



Еще раз безуспешно постучавшись в загородку водительской кабины, я в ужасе кинулась нажимать и дергать всевозможные кнопки у дверей в салоне. Но все было напрасно, я только поранила руку, но придумать, что делать дальше, не успела: автобус резко остановился, и мой мучитель вышел ко мне в салон. Я накинулась на него с обвинениями, на что он невозмутимо ответил, что подумал, что мне все равно надо ехать дальше… Я опешила, а он тем временем подошёл ко мне совсем близко, взял мою поцарапанную руку, поднёс её к своим губам и … медленно, смакуя, стал слизывать кровь с моей ладони. От этого мне стало совсем противно и до тошноты страшно. Странно, но кровотечение сразу прекратилось. Потом он коснулся рукой моей шеи, губ, и, взяв меня за подбородок, посмотрел мне в глаза.

    Я вообще-то не очень внушаема, но тут со мной произошло что-то невероятное. Только что я его ненавидела каждой клеточкой своего тела, но он смотрел долгим тяжелым взглядом мне в глаза, а я вдруг заметила, что он мне кажется необычайно красивым. Вместе с тем мелькнула мысль:«Да, уж, похоже на морок… Морок! Нельзя поддаваться…». Где-то в глубине души у меня сохранились остатки здравого смысла, намекавшего, что надо как можно скорее отсюда выбираться. Но мучитель все ещё смотрел мне в глаза и завораживал больше и больше, так, что я уже не могла сопротивляться. На секунду он повернулся и отвёл взгляд. Тут в голове я четко услышала голос своего деда (он у нас иногда имел особенность так общаться): — Билет ему покажи! Я нащупала в кармане плаща билет, но он уже снова смотрел на меня, и я тут же забыла о билете. — Вот и умница! — прошептал водитель, и обнял меня за талию, увлекая в кабину. Но тут в моей голове прогремело (и уж простите, напишу как есть): — ТКНИ ТЫ ЕМУ В РЫЛО билет!!! — звенел в голове голос деда. От неожиданности я машинально достала билет и поднесла к глазам моего спутника…

    Вроде бы ничего особенного, правда? Однако лицо моего похитителя исказилось противной гримасой, что сделало его крайне отвратительным, глаза расширились… В ту же секунду в автобусе открылась дверь и меня вышвырнули на улицу. Через мгновение автобус умчался, будто его и не было. Я оказалась за городом, но недалеко, кстати, от своего района, и поняла, что не так уж все и плохо, так как документы были при мне, и «уехал» только пакет с тетрадками, но в этом ничего страшного не было. Скажу только, что добралась до дома я без особых приключений, правда, уже ночью. Остаток ночи мне снился автобус и его хозяин. Лицо мужчины все время менялось, нос превращался в поросячий пятачок, на лбу вырастали и тут же отваливались рога, но я отнесла это на счет пережитых впечатлений. Странно, что утром, проснувшись, я не могла вспомнить лица своего похитителя, хотя почему-то понимала, что если увижу его, то узнаю. Но, к счастью, встретиться с ним больше не пришлось.

    Да, утром я обнаружила в кармане плаща тот самый билет, самый обыкновенный, с номером 000666

Истории на дороге >>>





Фразы

Манекенов доставили завернутыми в пузырчатую пленку. Слышу из другой комнаты, как кто-то начал их лопать.