Страницы из машины


Страницы из машины

   Я работаю почтальоном в области — езжу по деревням и развожу почту, ничего особенного. Конечно, бывают иногда интересные беседы с местными жителями, да и деревенский воздух — хорошо, в общем, но суть сейчас не в этом. Сегодня днём я приехал в одну из деревень, которые, так сказать, находятся под моим ведением. До чего же я удивился, увидев, что жители в деревне отсутствуют, а скот свободно гуляет по территории. Я обошёл всю деревеньку — благо, она небольшая, — но никого! Ни бабушек, ни дедушек, ни внучек! Только коровы, флегматично жующие траву, куры, внимательно наблюдающие за мной из окон домов (боже, только сейчас я понимаю, какое это было сумасшедшее зрелище), да несколько баранов. Посреди деревни стояла открытая машина — в ней никого не было, лежала лишь пара страниц, на которых был написан текст. Прочитав его, я оказался в ступоре. Я так и не могу понять, что всё это значит — чья-то безумная шутка или всё же реальность? Дальше привожу найденный текст, и пусть каждый сам решит, что же это значит.

    «Всё начиналось как нельзя банальнее. Мы с друзьями в количестве пяти человек (пусть их будут звать Коля, Олег, Миша и Костя) решили выбраться на природу. Шашлычки поесть, в речке искупаться — в общем, стандартная программа. И вот мы загрузили всё в машину и поехали отдыхать. Остановиться мы решили в деревне, где у одного приятеля из нашей компании (тот, который Коля) был дом.

    Место, надо сказать, замечательное. Маленькая, в десять домиков деревенька на берегу речки с чистейшей, просто кристальной водой. А на другом берегу раскинулся густой лес. Идеальное место для отдыха. Правда, когда мы подъезжали, я успел заметить, что на поляне в этом лесу стоит заброшенный дом. Дом был не обычный деревянный, а каменный. Вид у него был мрачный, но сейчас его не было видно, и он не портил всего прекрасного зрелища. Я спросил у Коли, что это за дом, но он лишь ехидно улыбнулся и сказал, что расскажет позже.

    Приехав на место, мы достали из багажника пакеты и отправились на другой берег, в лесную тень. Там мы поставили мангал, приготовили шашлык… в общем, весело провели время.

    Начинало уже темнеть, мы сидели у костра, когда я вдруг вспомнил про тот заброшенный дом и попросил Колю рассказать о нём.

— А, я и забыл совсем, — отозвался он, — а ведь сейчас самое время для страшной истории.

    Все затихли в предвкушении, а Коля начал рассказ:

    — Короче, стоит тут в глубине леса дом, он заброшен уже очень давно. Я сюда приезжал каждое лето в детстве, и уже тогда дом был заброшен. Я спрашивал у родителей, которые купили здесь дачу, что это за дом, но они тоже не знали, потому что, когда они первый раз сюда приехали, в этом доме уже никто не жил. Конечно же, мне было интересно, что это за дом, и я попытался разузнать о нём что-нибудь. Никакой официальной информации о нём найти я не смог. Единственный источник моих знаний — это деревенские слухи, и вот что они гласят. Дом был построен где-то в начале девятнадцатого века неким дворянином с немалым капиталом. Однако, несмотря на деньги, дом был построен довольно скромным, и многие знакомые этого дворянина сочли это чудачеством. Но были в этом и реальные странности — ещё до постройки этого чудака видели многие жители деревни — он бродил по лесам с какими-то странными приборами, напоминавшими инструменты чертёжника, и что-то измерял на земле, считал количество деревьев в округе, а по ночам ползал по деревьям и проводил какие-то астрономические исследования. И лишь когда он закончил все свои замеры, он принял решение о постройке дома. За строительством этот чудак следил внимательно — он практически жил на стройке и следил, чтобы всё шло так, как он запланировал. Собственно жуть началась после постройки. Дворянин поселился в этом доме и выходил из него очень редко — его практически никто не видел. Но вот по ночам люди стали замечать странные огни в глубине леса и истошные крики, доносившиеся якобы со стороны жилища этого чудака. В один прекрасный вечер несколько деревенских парней решили разведать, что там творится. Они спрятались за деревьями и стали ждать ночи. Слухи расходятся в том, что же тогда увидели те парни, но, по одной из самых правдоподобных версий, откуда-то из глубины леса появилась мрачная процессия из двенадцати человек. У каждого на голове был капюшон, а в руке факел. Все они зашли в дом, и вскоре вся поляна была освещена светом разных цветов, льющимся из окон. По другой версии, в гости к дворянину пришли не двенадцать людей в капюшонах, а высокий крылатый человек. Естественно, что это напугало деревенских жителей, и они решили разобраться с дворянином, но в день, выбранный для линчевского суда, этот дворянин пропал. Просто исчез из своего дома. С тех пор дом так и стоит заброшенным, и никого туда старожилы не пускают, яростно охраняя эту территорию от чьего бы то ни было посягательства. Некоторые говорят, что те, кто туда ходили, уже никогда не возвращались.

    Коля окончил свой рассказ.

— Да ладно, — сказал Миша — что за херня, такого быть не может!

— А вот может.

— Да что вы спорите, — вмешался Олег, — деревенские мифы, и только.

— Не знаю, в какой степени это миф, а в какой правда, — сказал Коля. — На моей памяти ещё был случай, когда туда группа местных алкашей забралась, и с тех пор они как в воду канули.

— Хорош запугивать, всё равно не страшно.

— А знаете, — вмешался Костя, — давайте туда сходим?

    Все недоумённо посмотрели на него. В глазах Коли выразился неподдельный страх, лицо его мгновенно стало цвета мрамора, а сквозь трясущиеся губы вырвалось только одно слово: «Нет!». Никто, кроме меня, не обратил на этого особого внимания.

— Что мы там забыли? Не нужно по лесу по ночам шататься, ещё заплутаем, к утру не выберемся, — сказал Миша.

— Что, трусишь, Мих? — усмехнулся Костя, а затем обратился ко всем. — Вы представьте, как это круто будет! Ночная прогулка в загадочный дом…

    Последние слова он произнёс с мечтательным взглядом. Предложение Кости меня сразу заинтересовало. Я всегда любил жуткие истории, фильмы ужасов, да и вообще рад всему, что способно меня напугать, так что Костино предложение вызвало у меня только радость. Я немедля согласился идти с ним и стал убеждать других пойти с нами.

    Наши друзья, к сожалению, не заразились нашим энтузиазмом. Но сдаваться мы не хотели, поэтому решили, что мы с Костей сходим, проверим дом, а остальные либо подождут нас тут, либо, если мы задержимся, отправятся спать, а дверь в дом запирать не будут.

    Взяв по фонарику, мы отправились в лесную чащу. Перед уходом я бросил взгляд на Колю. Он сидел неподвижный, словно его что-то сковало, и бледный, словно он был мёртв. На его лице в блеске костра я заметил выступившие капли пота. Мне показалось, что он хотел нас остановить, но суеверный страх не давал ему этого сделать.

— Костян, ты только вернуться не забудь, а то мы без твоей тачки отсюда не уедем! — крикнул кто-то вслед.

    Довольно быстро наступила ночь. Когда мы ушли от места посиделки, солнце только приближалось к горизонту, теперь же оно ушло совершенно, и единственным источником света стали наши фонарики да появившиеся на небе звёзды. Погода стояла довольно приятная. Было так хорошо вдыхать свежий, чистый, лесной воздух.

    Вдруг меня посетила мысль, что было бы неплохо перед уходом спросить у Коли, как лучше всего добраться до дома, но, поразмыслив, я понял, что мы бы обошлись и так, ибо путь был короткий, а идти надо было просто прямо. Это я запомнил ещё в тот момент, когда первый раз увидел этот дом во время приезда.

    С каждым шагом лес вокруг нас сгущался. Казалось, беспросветная мгла старается сковать нас в свои чёрные цепи, и лишь тусклый свет наших фонариков не даёт ей полностью завладеть нами. Нам приходилось продираться через заросли, ломая ветки и царапая себе кожу. Несколько раз я даже умудрился получить пощёчину веткой. Это было странно, так как на подъезде я не заметил таких густых зарослей.

    Выбравшись из этих лесных пут, мы отряхнули свою одежду и осветили фонариками местность. Нашему восторгу не было предела, когда мы увидели, что стоим на поляне, а в нескольких метрах от нас стоит цель наших поисков. Мы стали подходить к дому, и тут я ощутил, как по моей спине пробежали первые мурашки. Мне было страшно, но я не собирался уходить — слишком велика была моя любовь ко всему пугающему.

    А испугаться тут было чего. Мрачно выглядел этот одиноко стоящий дом посреди леса, словно обиталище какого-то угрюмого старца, годами не видевшего людей.

    Костя отправился искать дверь, а я стал внимательно осматривать дом. Судя по всему, дом был построен в веке девятнадцатом, но какому-то серьёзному разрушению временем подвергнут он не был. Дом был двухэтажный, выложен из кирпича. Кирпичом также были заложены окна. Я обошёл дом с двух сторон и увидел небольшой портик перед входом. Я поднялся туда и увидел, как Костя стоит в задумчивости рядом с заложенной кирпичом дверью. Мне стало немного обидно оттого, что, пройдя через такие заросли, мы даже не сможем зайти внутрь.

— Мда… — протянул я.

— Кладка слишком толстая, мы её не сможем пробить.

— Пошли тогда обратно?

— Давай сначала осмотрим окна, вдруг есть открытое?

    Мы стали осматривать окна дома в поисках открытого.

— Сюда! — услышал я Костин крик.

    Я подошёл к нему и увидел, что в одном из окон на первом этаже кирпичная кладка немного обрушилась, и у самого свода окна образовалась дыра. Для нас она была, конечно, слишком маленькой, скорее, это была даже щель, но мы решили, что, если вдвоём надавим на кирпич, то сможем обрушить кладку и зайти внутрь, что мы тут же и попытались сделать.

    Но наши усилия были тщетны — кладка не поддавалась, как мы ни давили. Тогда мы попытались сделать дыру в ней пошире, пытаясь сбить кирпичи, но и это у нас не вышло. Затем я решил осмотреть через эту дыру помещение, просунул туда фонарик и попытался всмотреться в оставшуюся щель. Оказавшись так близко лицом к кирпичу, я обратил внимание, что кладка была относительно новой. Тогда меня, наконец, посетила мысль, что этот дом кто-то иногда ремонтирует и обновляет кладку. Как иначе объяснить то, что он так долго стоит здесь и не рушится?

    Когда я осветил фонариком внутреннее помещение, меня ждало новое разочарование. В нескольких сантиметрах от окна находилась ещё одна стена, на этот раз из гипсокартона. Я попытался повернуть фонарик в сторону, дабы узнать, где она заканчивается, но у меня это не вышло из-за слишком малого объёма дыры.

    Совсем опечалившись, я отошёл от окна, и хотел уже было сказать Косте о стене за окном, как вдруг мы услышали ужасающий стон, который, как мне тогда показалось, исходил из дома. Стон этот не был похож на стон человека. Дикий, словно полуживотный, невыносимо громкий стон распространился по ночному лесу. Страх объял нас, и мы моментально бросились бежать.

    Те заросли, что не давали нам попасть сюда, теперь не казались нам препятствием. Мы бежали в ужасе? в окружавшей нас темноте, потеряв фонарики, неизвестно куда и неизвестно от чего. Всё, что мы чувствовали в этот момент — страх, всеобъемлющий, всепоглощающий. Тогда я даже не чувствовал, как ветки нещадно бьют меня, разрывая одежду и впиваясь в кожу, оставляя на ней глубокие царапины.

    Выбежав из леса, мы даже не подумали останавливаться. Костя на бегу вытащил ключи из кармана, открыл машину, завёл двигатель и, как только я запрыгнул в машину, сразу же нажал на газ.

    Когда мы выехали на шоссе, страх стал понемногу отступать. Только сейчас я ощутил, как болит всё моё тело, истерзанное колючками. Я посмотрел на Костю — он весь был бледный и покрыт потом, но, похоже, он тоже понемногу успокаивался, но останавливать машину не собирался. Я откинулся на кресле и попытался расслабиться. Руки всё ещё тряслись от страха. Случайно я посмотрел в зеркало заднего вида и… о боже, даже сейчас, описывая всё это, я ощущаю вновь то, что ощущал тогда. Вновь меня заключает в свои объятия неимоверный ужас, вновь страх пронзает моё сердце, вновь мои руки начинают трястись, а на лбу выступает испарина. Но я соберу все свои силы, чтобы закончить историю. Тогда, взглянув в это несчастное зеркало, я… я не знаю, что я увидел, я не могу даже представить, что это было.

    Я видел, как в свете задних фар то и дело мелькает какая-то тень, словно кто-то гонится за нами. Кажется, я на секунду сумел выхватить взглядом из темноты то, что нас преследовало, но… нет, я не могу даже вспоминать, а тем более описывать то, что я там увидел. Страх слишком силён.

    Тогда меня вновь окутал ужас, и я ощутил, как всё моё тело тяжелеет, глаза застилает туман, и я проваливаюсь в бездну.

    Очнулся я уже на рассвете. Костя остановил машину на обочине и хотел разбудить меня, но я уже проснулся. Я вышел из машины и увидел, что нас уже никто не преследует. В тот момент я списал всё увиденное на разволновавшееся воображение и темноту.

    Наступило облегчение. Лучи восходящего солнца разогнали ночные страхи. Теперь тот ночной стон уже не казался нам чем-то необычным. Наверняка внутрь забралось какое-то животное и не смогло оттуда выбраться. Или над нами просто подшутили. Мы даже рассмеялись над своей трусостью.

    Сев в машину, мы двинулись обратно, по пути придумывая, как оправдать наш краткий отъезд. Но оправдание тогда нам не понадобилось. Вернувшись, мы попытались войти в Колин дом, но дверь была заперта. Я вспомнил, что он запирал дверь перед тем, как мы ушли. Я предположил, больше в шутку, что наши друзья ещё гуляют или вообще напились до того, что уснули прямо в лесу. Всё же мы решили сходить туда и проверить, но там тоже было пусто. Что удивительно, мусор, мангал, недоеденные шашлыки, даже полные бутылки пива всё ещё были там. У меня появилось неприятное ощущение, что здесь что-то не так. Костя высказал идею, что им было лень убирать всё с вечера, поэтому они отправились спать, а дом, несмотря на Колино обещание, всё же закрыли.

    Мы вновь вернулись к дому, стали стучаться как можно более шумно, но нам никто так и не открыл. Я стал заглядывать в окна, но ни в одном не увидел мирно спящего тела. Это напугало нас ещё больше.

    Из соседнего дома вышел дед, у которого мы решили узнать, не видел ли он, куда делись наши приятели.

— Слышь, отец... — начал Костя, подходя к старику.

— Чего тебе?

— Мы тут с друганами отдыхали, вот в этом доме остановились, у Коли, ты его, наверное, знаешь.

— Кольку-то? Я его с детства знаю, оборванца этого.

— Так вот, он вчера ночью к себе домой не приходил? Вдруг что видел...

— Не, ничего я не видел. Сплю я по ночам! А чего случилось-то?

— Да мы впятером вчера в лесу сидели, решили с другом до вашего заброшенного дома прогуляться, а когда вернулись — никого нигде нет.

    Лицо старика мгновенно побледнело.

— Вы ходили в тот дом? — спросил он тоном, в котором был смешан страх и гнев.

    Костя замешкался, поэтому решил ответить я.

— Да, внутрь только мы не…

— Пошли вон! — закричал старик.

    Такая реакция ввела нас обоих в ступор.

— Вон пошли, говорю! Уходите! Не желаю вас видеть! Прочь! Прочь!

Старик толкал нас и требовал ухода.

— Подождите, — сказал я. — Что случилось?

— Прочь!

    Старик забежал в дом. Последнее, что мы услышали, было: «Мать! Где моё ружьё?!».

    Эти слова возымели действие, и мы поспешили вернуться к машине. Когда мы уже отъезжали, то услышали вдруг выстрел и крик: «Уходите! Вон! Вон из деревни!» — что заставило нас скорее выехать на шоссе.

    Костя посмотрел назад и выругался. Я посмотрел туда же и увидел, как за нашей машиной бежит этот дед с ружьём. Прекратил погоню за нами он только тогда, когда мы выехали на шоссе и отъехали достаточно далеко.

    Что делать теперь, мы не представляли. Ситуация была сумасшедшая. Поразмыслив, мы решили вернуться сегодня вечером опять в деревню и постараться не возбудить интерес местных жителей. А пока мы поехали отдохнуть.

    Вечером, когда мы направлялись в деревню, мы увидели, как над тем местом, где она располагается, стоит столп дыма, словно там случился пожар. В нас сразу закрались мрачные подозрения. Когда мы подъехали, то увидели, что все жители деревни собрались вокруг догорающего Колиного дома. Мы бы тут же вызвали пожарных и полицию, но здесь не брала связь.

    Завидев нашу машину, вся толпа, окружавшая пепелище, ринулась на нас. В руках у них были вилы, косы, грабли и всякого рода инструменты. Ни секунды не сомневаясь в их намерениях, Костя развернул машину и вжал в пол педаль газа. В нашу машину летели камни, я слышал, как они ударяются о крышу. Кто-то даже попытался бросить косу.

— Они совсем свихнулись! — сказал Костя, а машина меж тем набирала скорость.

    Сегодня мы вернулись в город и сразу же заявили обо всём в полицию. Посмотрели на нас, конечно, как на наркоманов, но пообещали съездить в ту деревню и организовать поиски пропавших.

    И вот я решил сразу по приезду записать всё, что случилось за эти дни. Просто потому, что история интересная и довольно мистическая. Уверен, кто-нибудь захочет её прочитать.

    Я описал произошедшее в те дни, но понял, что история моя ещё не окончена. И понял я это в первый же день.

    Через несколько часов после моего возвращения я ощутил, что в доме что-то не так. Я всё время чувствовал дискомфорт, а когда наступила ночь, то мне стало казаться, как на меня кто-то смотрит. Я жил один, поэтому это чувство меня сильно пугало. Я не мог нормально спать и заходить в тёмные комнаты. Засыпая, я оставлял свет в своей комнате включённым. Но всё равно страх не покидал меня, потому что я слышал, как кто-то (или что-то) ходит по тёмному коридору, словно ждёт, пока я выключу свет. Да, я слышал этот шаг. Необычный. Он был не ритмичным, как у человека. Даже не знаю, с чем сравнить этот звук.

    Мне стал кто-то названивать, но когда я брал трубку, то её сразу бросали. Меня это сводило с ума, и я вырубил все телефоны. Это было ужасно — каждый день я не жил, я выживал. Я похудел, у меня появились синяки под глазами. Я стал как тень самого себя. Вся моя жизнь превратилась в сплошной чёрно-белый фильм. С каждым днём становилось труднее вставать с кровати. Силы покидали меня. Отчаяние поглотило меня. Я чувствовал себя, словно человек, упавший на дно глубокого колодца, у которого не было ни единого шанса на спасение. Чёрные волны океана безвыходности поглотили меня.

    Так я прожил месяц. Из полиции по нашему делу так ничего и не сообщили. Однажды я решил, что так дальше продолжаться не может.

    Я направился к Косте, которого не видел с того дня, как мы уехали из той деревни. Он сильно изменился за этот месяц. Он тоже похудел, под красными глазами с прожилками появились синяки. Руки его тряслись. Единственное, что я сказал ему: «Поехали…». Он молча кивнул и взял ключи от машины.

    Наступила ночь. Почти всю дорогу ни я, ни Костя не проронили ни слова. Только однажды он остановил машину, повернулся ко мне и сказал:

— Ты… ты же знаешь… мы не должны, не должны были этого делать. Мы не должны были ходить туда. Мы… привели что-то за собой. То, что стонало тогда… в доме. Я не знаю, как оно выбралось…

    Его слова прерывались вздохами и всхлипываниями. Из глаз текли слёзы.

— Это оно… оно забрало наших друзей. Оно охотится за нами. Это мы, мы виноваты! Зачем мы пошли туда?!

    Он упал на руль машины, и весь салон наполнил его крик отчаяния. Костя прорыдал, наверно, минут десять. Я хотел его успокоить, но понимал, что не смогу, потому что знал, что он прав. Я не мог сказать ничего, что могло бы его успокоить, и только усилие воли удерживало меня от того, чтобы не зарыдать вместе с ним.

    Немного успокоившись, он сказал, что ему нужно отойти, и он скоро вернётся.

    Тогда я видел его в последний раз. Он ушёл в темноту и не вернулся. Я не пошёл его искать, потому что знал, что это бесполезно.

    Я сел за руль и поехал дальше один. Уже давно я понял, почему деревенские жители так на нас среагировали. Они знали, что этот дом хранит нечто страшное, и это нечто может прийти в деревню, если кто-то его приведёт. Они напали на нас, защищая себя.

    В деревне мне не довелось увидеть никого. Двери домов были открыты настежь, животные свободно ходили по улице. Тогда я понял, что ужас, которого жители так долго боялись, настиг их.

    Я остановил машину посреди деревни. Сейчас я сижу в салоне и пишу эти строки на листках, которые специально взял с собой. В моей жизни не осталось ничего. Оно настигнет меня, или я покончу с собой. Только так может прекратиться этот вечный кошмар. Сейчас я вспоминаю тот момент, когда я увидел тень в зеркале заднего вида. Да, тогда я списал это на иллюзию. Глупец! Теперь я знаю, что это была не иллюзия. Единственное, что я хотел бы узнать — что это? Что преследует меня? Что похитило Костю, Мишу, Олега, Колю и всех жителей деревни? Зачем ему это? Что это за дом? Эти вопросы вертелись у меня в голове на протяжении последнего месяца моей жизни и не давали мне ни минуты покоя. Но сейчас это бессмысленно… Единственное, на что я надеюсь — что эти листы найдут, и прочитавший их никогда не пойдёт на ту жуткую поляну.

    Теперь я готов…».

Истории в деревне >>>