Понедельник

    ПЯТНИЦА, 22:08

    Сижу в канализационном колодце. Капли медленно отрываются и громко разбиваются о бетон. Пить хочется. Я едва дотягиваюсь рукой, чтобы коснуться трубы, смочить кончики пальцев и быстро слизнуть холодную влагу.

    СУББОТА, 18:24

    Прошел один день. В понедельник придут строители и найдут либо меня, либо то, что останется — ночами будет холодно. Не уверена, что останутся силы не спать и двигаться еще две ночи.

    Господи, пусть пойдет дождь! Как же хочется пить! Сломанная нога совсем распухла и онемела. Я раньше боялась крови, а сейчас спокойно смотрю на торчащую из порванных джинсов кость и не боюсь. Боюсь бездомных собак, которые подходят ночью к краю колодца и рычат. Хотя знаю, что им до меня не добраться.

    ВОСКРЕСЕНЬЕ, 12:45

    Вчера сюда упала крыса. Противно, но я её съела. Нога выше перелома болит уже невыносимо. Наверное, у меня жар. Перед глазами всё плывет, и цветные кольца калейдоскопом расходятся. Не могу дотянуться до трубы. Пить хочу.

    ПОНЕДЕЛЬНИК, 09:15

    Никто не придет. Мамочка, мама! Я забыла, что в понедельник праздник, и здесь никого не будет...

    * * *

— Петрович, ты что там нашёл?

— Миша, понимаешь, эта девчонка в телефоне что-то вроде дневника вела.

— Да уж, не повезло девке...

    «Труповозка» громыхнула на новом канализационном люке и выехала со стройплощадки.