Степное озеро

     Я отдыхала в селе. Друзей было много, дел еще больше — словом, не скучала. Как-то я со всей честной компанией отправилась на прогулку, и не просто на прогулку, а к степному озеру. Озеро это имеет довольно-таки правильную форму круга, так что все берега отлично просматриваются. А вокруг озера на километр тянутся густые непролазные заросли двухметровой травы, пройти через которую можно только по узкой тропинке, протоптанной местными жителями. Довершает картину ржавая железнодорожная цистерна, лежащая на боку, черт знает как оказавшаяся в степи и валяющаяся посреди зарослей.

    Похватав велосипеды, наскоро упаковав в рюкзаки одежду, полотенца и еду, наша компания двинулась к озеру. День выдался солнечный, теплый — идеальная погода для пикника. Полдня мы только и делали, что купались и играли в мяч на воде. Я как раз должна была поймать пас, как вдруг мой взгляд уперся в стену камышей на противоположном берегу. И тут же что-то странное произошло со мной: беспокойство, мгновенно переросшее в волну леденящего ужаса. Я готова была бежать, бежать от этого проклятого места. Там, в камышах, кто-то был, кто-то сверлил спины моих друзей ненавидящим взглядом...

    ШЛЕП!

    Здоровенный резиновый мяч пролетел точно между моих рук угодив мне прямо в лицо. Я, не устояв на ногах, шлепнулась в воду. Отплевываясь и фыркая, не обращая внимания на громкий смех, я лихорадочно вглядывалась в камыш, пытаясь разглядеть то, что меня так напугало. Но веселый смех друзей заставил меня забыть о страхе: в самом деле, ну что тут может быть? Никто же, кроме меня, не боится. Мы продолжили развлекаться до вечера, а когда стемнело, усталые и голодные, мы отправились к той самой цистерне, взобрались по остаткам лестницы на нее, развели костер из заранее собранных в селе веток и принялись уплетать взятую из дому провизию.

    Августовская ночь только начиналась, а звезд на небе было уже немерено. Не было слышно ни шума деревни, ни собак, только шум костра и звуки, издаваемые сверчками. Мы рассказывали друг другу страшилки и делились планами на остаток лета.

    Вдруг наше внимание привлек какой-то шум, словно кто-то пробирался сквозь густую траву. Инстинктивно сбившись в кучу, мы многозначительно переглянулись. Может, компания соседских ребят решила присоединится к нам или припугнуть нас? Но эта мысль как-то не прижилась. Кто-то шел, раздвигая своим телом траву, отчего казалось, что по темно-зеленому морю бежит волна, как от большой рыбы. Кто бы это ни был, меня поразила скорость, с которой он двигался: в таких зарослях даже бегом нельзя разогнаться больше, чем на 10 километров в час, а этот субъект прямо-таки летел...

    Самый храбрый из нас, Дима, решил спустится и разобраться с шутниками, но восемь пар рук тотчас пресекли эту идею, втащив его в самый центр круга. Незнакомец тем временем описал круг вокруг цистерны и остановился у лестницы. Тут Дима не выдержал:

— Эй, кто там дурачится?! Сейчас слезу, ноги переломаю!

    Ответом была тишина. Минуты через две послышался такой звук, будто кто-то скребся о корпус цистерны. Мы не на шутку перепугались. Молчать дальше никто не стал:

— Эй, ну кто там, не смешно!

— Сдаемся, напугали...

— Придурки, мы сейчас слезем, точно получите!

— Хватит вам, идите лучше... А-а-а, чтоб тебя!

    Даже все наши вместе взятые голоса не смогли перекрыть ЭТО. Протяжный вой разнесся над степью, повиснув где-то под звездами. Что-то вопило не переставая, и в этом крике было столько злобы и ненависти, что аж мороз по коже пробирал.

    Мы так испугались, что даже не пытались что-то предпринять, а только сбились в кучу. Некоторые, в том числе и я, попытались закрыть уши, только бы не слышать это. Однако мерзкий звук пробирался даже сквозь заткнутые уши, постепенно набирая высоту и невольно наталкивая на мысль о циркулярной пиле.

    Вдруг все стихло. Вокруг повисла тишина. Слазить и «переламывать ноги» не рвался уже никто. Лично я просто онемела от страха: в том, что внизу не человек, сомнений у меня не было. Да и у остальных тоже. Первая мысль была — пересидеть до утра (все-таки цистерна — неплохое убежище), но гость мог оказаться неплохим прыгуном, а костер наш догорал. Если мы окажемся в кромешной темноте — шансов у нас ноль. Надо было срочно что-то делать.

    Бежать к тропинке не было смысла: слишком далеко. Мы будем путаться в траве, а зверюга в это время спокойно нас поймает. Зато имелся реальный шанс добежать до воды, схватить велосипеды и дать деру. Эту идею одобрили все.

    Оставался вопрос — как спуститься вниз? Ведь под лестницей дежурит эта тварь, а спрыгнуть с другой стороны на землю невозможно: все кости переломаем. Мы решили попробовать отвлекающий маневр и стали бросать рюкзаки в сторону.

    Казалось, это сработало. Травяной ручеек двинулся на источник шума. Это был наш шанс: теперь от невидимого кошмара нас отделяли стены цистерны. С быстротой молнии мы соскальзывали по перилам и один за другим исчезали в зеленом море. Когда я спрыгнула с последней ступеньки, надо мной тут же сомкнулась зеленая ботва. Не обращая внимания на острые края стеблей, я со всех ног ломанулась следом за остальными. Темнота, какие-то норы, мелкая живность, улепетывающая из-под ног, и зверь где-то позади. Мы давно уже не бежали группой, а рассредоточились во все стороны.

    И тут до меня дошло...

    Озеро было в другой стороне. Когда мы шли от озера к цистерне, нам пришлось обходить ее, чтобы добраться до лестницы. Значит, теперь мы бежали в плавни. Глубокие непролазные плавни, которые тянутся на километр. От этой мысли ноги у меня подкосились, и я плюхнулась на землю.

— Ребята, мы не туда бежим!

    Никто мне не ответил. Какое-то время я слышала их топот и тяжелое дыхание, а потом все стихло.

    Я валялась на земле, не в силах пошевелится. Мне казалось, что если я сдвинусь с места, то на меня тут же обрушится НЕЧТО и загрызет меня. Однако никто не прыгал, не впивался клыками в горло. Я попробовала встать. Вокруг меня была темнота, сверху равнодушно поблескивали звезды.

    Рядом послышался крик. Я не стала дожидаться, пока придется кричать и мне, и рванула в противоположном направлении. Вперед, вперед, вперед.....

    Вдруг сплошная стена разошлась и отступила до горизонта, свежий ветер подул мне в лицо: неизвестно как, но я выбралась на берег. Вдали я заметила семь удаляющихся лучей от фонариков. Похоже, семерым удалось выбраться. Я увидела, что на земле валяются два велосипеда. Похоже, кроме меня, тут ещё кто-то оставался. Схватив велосипед, я села на него и что есть силы рванула к селу...

    Впоследствии выяснилось, что ребята всё-таки услышали мой крик и повернули обратно. Добежав до озера, они хотели подождать меня и Диму, но страх оказался сильнее. Они вытащили для нас велосипеды, надеясь, что мы выберемся.

    Но Дима не выбрался.

    Нет, его не разорвали. Он умер от переохлаждения, просидев всю ночь в озере. Было расследование, расспросы милиции, шумные похороны... Тварь искали всем селом, но ничего не нашли. Некоторые, кажется, и вовсе нам не поверили.

    Но мы знаем: то, что заставило нашего друга просидеть до утра в ледяной воде, всё ещё живо.